Удивительная история, которая случилась с Аллой накануне 8 марта



Даже солнце ее не радовало сегодня, хотя это было яркое солнце после унылой зимы. Но теперь Алла хмуро смотрела на отблески в зеркалах автомобиля и переписывалась в вотсапе и телеграме. Ее новой фотке в инстаграме поставили всего 537 лайков, обидно мало, а она ведь была там в белой шубке, прелестная, с большими коробками в алых лентах, с подписью «Я приготовила лучшие подарки моим любимым подругам!».

Всё бесило. Своему водителю приказала молчать.

Скудость лайков — не самая большая проблема, на самом деле. Накануне к Алле явились с налоговыми претензиями, обнаружилось много долгов у ее фирмы. Мелких, но досадных. Алла обвинила в этом нерасторопную партнершу Катю, та ответила, что тогда вообще уйдет из их бизнеса и пусть Алла сама возится с этим «идиотским рестораном и кондитерской». Пожилая бухгалтер сказала Алле, что никакой трагедии, всё быстро исправят и выплатят, «надо смотреть на вещи проще», но Алла крикнула той: «Проще всего будет тебя уволить!».

И еще муж. Вроде бы жили и жили, вместе уже пятнадцать лет, дочке одиннадцать. Но Алла решила, что любви давно нет, муж смотрит на молодых и явно не только смотрит, короче, тупик и безысходность, надо бы разводиться. Сейчас она как раз ехала к юристу, которого ей рекомендовали как «гения развода». Звучало двусмысленно, ну да ладно.

Вернее, никуда она не ехала, стояла в пробке на Садовом, напротив Института Склифосовского. Алла подумала: «Если я сейчас отравлюсь с горя — как раз успею туда дойти». Хотя зачем травиться, чтобы идти тут же к врачам — у Аллы ответа не было. Ей было просто тоскливо. Весна, солнце, а ей плохо.

Партнерша Катя написала в вотсапе: «Надо встретиться. Обсудим дела. Я давно от тебя устала». Алла вспомнила, что купила той подарок фарфоровое блюдо, Катя их собирала. Алла представила, как при встрече с Катей изящно грохнет это блюдо об пол. «Встретимся, ага», — написала угрожающе.

Заглянула в Инстаграм. Лайков стало на один меньше.

Алла не выдержала, сказала водителю: «Так, я сейчас выскочу. На метро доберусь. Иначе просто свихнусь тут!»

Водитель посмотрел на Аллу так, будто она собиралась нырнуть в прорубь с огромной фарфоровой гирей на ногах. Но промолчал, как было велено.


Через две минуты Алла уже спускалась по эскалатору, прижав руки к груди. Сколько она тут не была? Кажется, с пятого курса? И как неудобно в сапогах на тонких каблуках бежать вниз, черт возьми. Раньше-то в кроссовках.

Алла быстро шагнула в вагон. Ехать всего остановку, не успеет погибнуть в этом аду. В вагоне было совсем мало народа, но Алла встала лицом к двери. Чтоб никого не видеть.

— Алка, ты?

Она повернулась. И увидела Тоню. Подругу из класса.

— Тоня? Слушай, это же чудо какое-то… Мы не виделись… Сколько?

— Почти двадцать лет! С выпускного! — Тоня засмеялась, у нее всегда был смех, которому Алла завидовала и безуспешно пыталась научиться так же смеяться.

— А ты всё с такими же хвостиками, Тонька! Ты вообще не изменилась!

— Зато ты совсем другая. Я бы не узнала тебя, если бы не была подписана на твой инстаграм. Ну и в журналах вижу, в светской хронике…

— Да фиг с ней! — отмахнулась Алла. — Где ты? Что ты?

— Тут! В метро! — Тоня опять засмеялась.

Алла не выдержала, обняла ее. Она поняла, что все эти годы дико скучала по смешливой Тоне, ее хвостикам и беззаботности. Алла расстегнула шубку, ей стало жарко. Спросила:

— Слушай, а наша Ритка где? Я же и про нее ничего не знаю.

— Ты удивишься, но вот она! — Тоня показала на девушку, чье лицо было закрыто книгой, читала.

Алла быстро подошла, выхватила книгу и закричала:

— Вот ты зануда! Прячешься! Ты что не видишь, кто здесь?

Рита улыбнулась:

— Вижу. Я так, для важности.

Алла обнялась и с Ритой, отличницей и спасительницей. Которая всегда давала списывать Алле на физике, химии, математике. Если бы не Рита, та бы и аттестат не получила.

Они сели и начали болтать. Три некогда лучших подруги-одноклассницы. Алла даже не замечала, что поезд совсем не шумит, они прекрасно друг друга слышат. И болтали они так же, как двадцать лет назад. Вдруг Рита спросила:

— А Регину Михайловну помнишь?

— Помню… — Алла перестала улыбаться. — Что с ней?

Регина Михайловна вела у них русский, а еще была классным руководителем. Немолодая, строгая, от нее часто пахло корвалолом. У Аллы было с русским плохо, Регина Михайловна с ней занималась после уроков. «Я просто хочу, чтобы ты писала грамотно, Алла», — говорила Регина Михайловна. А однажды, когда мама с младшей сестрой уехали на море, отец Аллы напился, уснул. Алла не могла попасть домой. Ей было всего одиннадцать. В ближайшем доме жила Регина Михайловна. Алла пришла к ней, та накормила девчонку, оставила на ночь. И перед сном почитала про Пеппи Длинныйчулок.

Алла забыла об этом на много лет. Вспомнила только сейчас.

— Всё хорошо, — ответила Рита. — Она тоже здесь.

В углу вагона сидела Регина Михайловна. Такая же, как и была, в тех же старых очках, в тех же черных полусапожках, на которых проступали разводы от снега.

Алла бросилась к ней:

— Региночка наша Михайловна! Любимая! Господи, ну простите меня, что я ни разу к вам не зашла! Ну пожалуйста! Хотите я куплю вам нормальную обувь? Блин, нет! Квартиру! Я же помню вашу однушку…

Регина Михайловна улыбнулась:

— Что ты, Алла! Мне ничего не надо. Вот ты меня не забыла, уже хорошо. Ты грамотно пишешь?

Алла засмеялась:

— Представьте, да! Даже в вотсапе пишу с запятыми!

…Подружки, Алла и Регина Михайловна начали вспоминать смешное, а его было много. Особенно все развеселились, когда Алла призналась, что всегда была ужасно голодной и воровала из портфеля завтраки у толстой одноклассницы. «Ей все равно надо было худеть!».

Вдруг Тоня воскликнула:

— А давайте в классики!

— Что, прямо в вагоне? — удивилась Алла.

— А что такого? У меня всегда с собой мелок.

— Но я на каблу…

Вдруг Алла заметила, что она в старых кроссовках. Тех самых, в которых ходила подряд года два, пока не стали очень малы. Тех самых, в которых она была счастлива в своем маленьком дворе из кирпичных пятиэтажек на окраине города. Тех самых, в которых жизнь была простой и четкой, как те давние классики, начертанные на треснутом асфальте.

Алла воскликнула:

— Подождите! Но когда же моя остановка?

Рита и Тоня переглянулись.

— Зачем ты об этом спросила? — грустно ответила строгая Рита. — Теперь всё. Тебе выходить.

Двери открылись. Алла стояла на платформе. Одна. Поезд умчался. Она посмотрела на ноги: те же ее сапоги, привезенные из Милана. Всё было на месте. Кроме лучших подруг детства и Регины Михайловны.

Алла поднялась на улицу. Огляделась: да, всё то же самое. Чудо кончилось.

Она решила, что к юристу уже не пойдет. Ни сегодня, ни завтра, вообще. Нормальный муж у нее, отличный муж, она просто слегка задурила. Алла хотела вызвать шофера, но вместо этого быстро написала в вотсапе партнерше Кате: «Извини меня! Давай встретимся, но просто так, с шампанским. И у меня для тебя отличный подарок».

А потом набрала номер пожилой бухгалтерши:

— Добрый вечер, это Алла. Простите, я сказала глупость про увольнение. Я вообще наделала много глупостей последние дни. Вы правы, на всё надо смотреть проще. Как в детстве. Я забыла, как это. Но теперь вспомнила…

Алексей БЕЛЯКОВ

Источник: porosenka.net


0